Истории одного хирурга: «Цена ошибки»

Истории одного хирурга: «Цена ошибки»

27 Апр 2018
1822
3

В начале марта к нам в отделение поступает пациентка Е., 72 лет. Очень моложаво выглядящая женщина, даже язык не поворачивается назвать её бабушкой. Никаких жалоб не предъявляет. 

При флюорографии, а затем компьютерной томографии органов грудной клетки выявлено образование в нижней доле правого легкого. Небольшой очаг, около 1 см в диаметре, достаточно плотный. Дело в том, что это образование может оказаться как доброкачественным (например, хондроматозной гамартомой), так и злокачественным (собственно раком легкого или метастазом рака какого-то другого органа в легкое). В первом случае лечения не требуется. Во втором – необходимо оперативное лечение. И как можно раньше. Но до оперативного удаления и гистологического исследования препарата, что оно из себя представляет, сказать не возможно. При исследовании рентгенограмм за прошлые года это образование не прослеживается. Это еще один повод думать о недоброкачественном течении процесса. Будь оно неизменных размеров в течение нескольких лет – одно дело. Ну а впервые выявленное – совсем другое. Нужно оперировать.
Рубрика «Цена ошибки»
При рутинном предоперационном обследовании (общие анализы крови и мочи, биохимический анализ, ЭКГ, УЗИ органов брюшной полости) в правой молочной железе выявлено два образования, около 1 и 2 см соответственно. Не пальпируются. По УЗИ одно из них (большее) смотрится как рак. Отменяем операцию, направляем пациентку к онкологу в онкологический диспансер. Картина вырисовывается такая: вероятнее всего, у нее имеет место рак правой молочной железы с метастазом в правое легкое. Пусть уж ею занимаются в специализированном учреждении.  

Пациентка приходит к нам снова дней через 5. Онколог, выполнив УЗИ, пришел к выводу, что этими очагами являются «глыбы кальцинатов» в области послеоперационного рубца (около 40 лет назад производилось удаление доброкачественных опухолей обеих молочных желез). И отпустил ее домой, порекомендовав не спешить и с образованием легкого, «подождав с пол года, а там уже решить».

Нас такой ответ не удовлетворил. При пункции образований под УЗИ контролем цитолог увидел дисплазию и выраженную атипию отдельных клеток, на словах сказав, что очень похоже на рак.

Начали мы с секторальной резекции правой молочной железы. Под местной анестезией с внутривенным наркозом был иссечен сектор железы с двумя образованиями. При срочном гистологическом исследовании возникли сомнения (доброкачественное или злокачественное). На этом пока остановились – до готовности стационарного препарата.

«Срочное гистологическое исследование, выполняемое интраоперационно, позволяет в течение достаточно небольшого времени (обычно около 15 минут) определиться с характером опухоли. Ценность его в том, что в подобных нашему случаю, возможно дождаться гистологического заключения о характере опухоли и уже от него отталкиваться. Но как и во всяком другом методе, при очевидном плюсе – быстроте – у него есть и существенный недостаток. Будучи срочным, оно с меньшей достоверностью позволяет судить о характере новообразования. И часто у наших гистологов возникают сомнения, которые разрешаются только после парафиновой проводки и подготовки стационарного препарата. Все таки цена их ответа (и соответственно ошибки) очень высока – будет выполнена операция по удалению всей молочной железы или нет». 

Поэтому было принято решение на этом остановиться. Рана зажила первичным натяжением аккуратным рубцом. На 8 сутки были сняты швы. Как раз к этому времени подоспела и гистология. Она оказалась неутешительной - рак. 

Не затягивая дело в долгий ящик, пациентка оперирована повторно. Была удалена вся молочная железа и одним блоком с ней подмышечная, подключичная и подлопаточная клетчатка с лимфатическими узлами. В течение месяца по дренажной трубке сохранялось отделяемое, получала перевязки. Рана также зажила первичным натяжением, дренаж был удален. Гистологи метастазов в лимфатических узлах не выявили, что добавило оптимизма. И нам, и ей.

Но оставался последний вопрос: что же в легком?

Наконец, очередь дошла и до него. Через небольшой разрез грудной клетки под общим обезболиванием мы удалили фрагмент правого легкого с образованием. Последнее небольших размеров, плотное, практически не спаянное с окружающей тканью. Сомнений у нас практически не было, и гистологи были с нами единодушны - гамартома. Это доброкачественная опухоль, не представляющая никакой угрозы для жизни и здоровья. Удалили и можно забыть.
Рубрика «Цена ошибки»
Учитывая то, что метастазы в регионарных лимфоузлах молочной железы не обнаружены - можно говорить, что у нее очень хорошие шансы на полное выздоровление. После снятия швов пациентка вновь была направлена в онкологический диспансер, теперь уже с выздоровлением. 

Она была очень рада и даже написала несколько благодарственных писем, которые были зачитаны заведующим перед отделением. А то в основном, если люди пишут что-то, то только жалобы и кляузы…

Чудеса случаются! И кто знает, как все получилось бы - не обрати мы внимания на образования в молочной железе и займись только легким.

Пишите комментарии, если пост показался вам интересным. Хочется видеть обратную связь. И подписывайтесь на мой канал в Telegram. Там еще больше интересных и полезных постов. Будьте здоровы!

Оцените статью

Комментарии
0
Тамара
Тамара
08:20, 4 Мая 2018

Жду еще :)

Катя
Катя
13:50, 27 Апр 2018

Спасибо за рассказ

Людмила
Людмила
09:08, 27 Апр 2018

Страшное это дело - рак.