Истории одного хирурга: Как я порезался на операции пациента с гепатитом С

13 Июн 2018
5751
2

Кроме постоянного чувства ответственности за свои поступки и действия, врачам приходится контактировать с биологическими жидкостями, которые могут быть заражены (кровь, гной, раневое отделяемое). Речь идет о таких социально-опасных болезнях, как гепатит В, С и ВИЧ-инфекция. Прежде всего это касается врачей хирургических специальностей. Однако, другие специалисты, в том числе перевязочные и процедурные медицинские сестры, также сталкиваются с кровью.

Еще со студенческой скамьи преподаватели и старшие коллеги беспрестанно твердили: «расценивайте каждого пациента как потенциально зараженного ВИЧ инфекцией. Не перевязывайте без перчаток. Одевайте защитные очки». 

Некоторые люди сами не знают, что больны. Вспоминается случай 61-летнего сельского жителя. Более месяца лечился в нашем отделении по поводу гнойного процесса в легком и плевральной полости, оперирован. Но выздоровление протекало крайне медленно. Был взят анализ на ВИЧ - положительный! Как мог заболеть пожилой деревенский мужчина - до сих пор для меня загадка. Кстати, у его жены, санитарки центральной районной больницы, ВИЧ статус - отрицательный. 

Некоторые люди намеренно скрывают свой диагноз, боясь за возможно худшее отношение к себе со стороны медицинского персонала в этом случае. И ничего не говорят. В каких то случаях они обосновано опасаются, в каких то – нет. Но факт остается фактом.

В последнее время стало проще. Я работаю в отделении, где практически все операции проводятся в плановом порядке, и сейчас заранее берется анализ крови на сифилис, гепатиты В и С. На ВИЧ исследование не проводится, т.к. это нарушает права пациента. Почему это так - не понятно, но это так. 

Совсем не приятно идти на операцию, когда точно известно, что пациент ВИЧ-положительный. Когда малейшее неверное движение может привести к уколу иглой, небольшому порезу или струе крови в глаз. От этого никак не застрахуешься. Остается лишь быть максимально сосредоточенном на этом всю операцию.
Как я порезался на операции пациента с гепатитом С
Ниже история про то, как я порезался во время оперирования молодого человека с гепатитом С. Чем это закончилось и как я бросил курить. 

2012 год, первый год аспирантуры. Работал я в то время в экстренном отделении. Поступает молодой человек, 17 лет, с диагнозом: прободная язва. Это значит, что в желудке образовалась язва и постепенно увеличивалась в размерах, в том числе и в глубину. Пока не достигла таких размеров, что насквозь «проела» его стенку и желудочное содержимое (желудочный сок с соляной кислотой) стало поступать в брюшную полость. Состояние относится к экстренной хирургии, и если не прооперировать пациента, то у него разовьется перитонит и в последующем он попросту погибнет. Суть операции заключается в санации брюшной полости и ушивании стенки желудка. 

И вот в какой-то момент после разреза кожи и подкожной клетчатки я передаю скальпель операционной сестре, она у меня его берет, да так неловко, что в этот момент немного режет мой палец вместе с перчаткой. 
Ситуация в хирургии не частая, но и не единичная. Проводим стандартный набор действий при аварийной ситуации: снимаю перчатки, обрабатываю место пореза спиртом и йодом, одеваю новые перчатки. Находим отверстие в желудке, ушиваем его, заводим в желудок через нос зонд для декомпрессии и снижения нагрузки на наши швы, выполняем санацию и дренирование брюшной полости. Заканчиваем операцию.

Этой ситуации я не придал особого значения. Однако на следующий день для своего спокойствия всё же взял анализы на ВИЧ, сифилис, гепатиты В и С. Первый делается в течение нескольких дней в СПИД-центре, остальные в нашей клинике за несколько часов. И представьте себе мое состояние, когда приходит положительный анализ на гепатит С! 

Откуда он взялся у него? И что теперь будет со мной? Правду говорят - меньше знаешь - крепче спишь. И наоборот. В моей голове возникает картина цирроза печени через десяток лет и другие сопутствующие страшные картины. Ведь у нас периодически лежат пациенты с хроническим вирусным гепатитом С - точнее, с его поздними осложнениями. Цирроз печени, асцит, портальная гипертензия, кровотечение из варикозно-расширенных вен пищевода! Загуглите, что значат эти слова, и примерно поймете, что было в моей голове. Хотя вряд ли, это нужно испытать на своей шкуре. Шкуре 25 летнего паренька, только закончившего институт и делавшего первые робкие шаги в хирургии. А может у него еще есть сопутствующая ВИЧ-инфекция? Ведь анализ будет готов через несколько дней, а это все время. Время, играющее против меня. 

Бросаю все дела и еду в СПИД-центр. Дело в том, что пути передачи гепатита С и ВИЧ инфекции во многом схожи, и далеко не факт, что через несколько дней не придет положительный анализ крови на ВИЧ. А экстренную профилактику этой болезни возможно начать только в первые трое суток после момента возможного заражения - далее вирус распространится и лечение будет не эффективно. А прошли уже сутки! Поэтому инфекционист выписывает мне таблетки, которые нужно принимать в течение месяца дважды в день через равные промежутки времени. 

Я выбираю себе 7:50 и 19:50 как самое удобное время - утром я могу выпить таблетки перед уходом на работу, вечером я уже дома. И в течение целого месяца я их принимал без единого пропуска. Был один забавный эпизод, когда пришло время выпить таблетки, а я ассистировал на операции. Благо, дежурил в тот день мой близкий товарищ, который был в теме - он принес мне таблетку и стакан воды, и я выпил ее, немного отойдя от операционного стола. 

Диагноз ВИЧ инфекции у парня не был подтвержден. Но в этой истории есть один положительный момент - я пообещал себе, что брошу курить, если не подхвачу гепатит. Как раз в то время я начинал покуривать, и эта привычка все более и более затягивала меня. И бросил. Раз и навсегда, жестко и бесповоротно. Вот такая история.

К сожалению, от этого никак не уберечься. Есть специальные кольчужные перчатки, которые защищают от порезов, но их у нас нет. А закупать самостоятельно очень дорого. Да и говорят, в них не удобно оперировать. Все таки руки хирурга – главный инструмент.

Всё же мы стараемся себя максимально защищать. Кроме обычного халата, на «большие» и кровавые операции мы одеваем фартук, нарукавники, очки. Один доктор с моего отделения одевает две пары перчаток. Как то приучил себя к этому. Но мне так очень не удобно. Как говорится – дело привычки.

Всё таки хорошо, когла всё хорошо кончается. Со своей стороны, пожелаю не попадать в подобные ситуации, по какую бы сторону вы не находились. Дайте обратную связь в комментариях и подписывайтесь на мой канал в Telegram.

Оцените статью

Комментарии
0
Юлия
Юлия
07:44, 15 Июн 2018

Невероятная история про пожилого мужчину. Повезло жене

Ирина
Ирина
13:49, 14 Июн 2018

Очень жаль, что до сих пор не придумали адекватных средств защиты