Поиск и бронирование товаров в аптеках
99 аптек
Ваше местоположение - Ижевск?
Да
Каталог товаров
Медицинские изделия Перевязочные средства Интимные товары Другие товары

Неприятности большой хирургии: эвентрация

33
Автор статьи
Марк Истомин
Врач-хирург

В хирургии есть такое понятие, как эвентрация. Под ним понимают внезапно развившийся дефект в брюшной стенке, в результате которого создаются условия для разгерметизации брюшной полости и выхода внутренностей наружу или под кожу.

Например, в боевиках часто показывают, как после рубящего удара мечом или катаной по животу у человека вываливаются внутренние органы наружу. Это и есть эвентрация. Но в реальной жизни чаще всего это состояние наступает вследствие несостоятельности краев послеоперационной раны или рубца. Почему же она развивается? Выделяют несколько групп факторов:

  1. Причина может быть в технике оперирования. Некачественный шовный материал, не правильно наложенные швы или тампонирование брюшной полости через рану. Раннее снятие швов с кожи или развязывание швов, фиксирующих мышцы до формирования прочного рубца (к сожалению, и такое бывает), использование рассасывающихся швов вместо нерассасывающихся в неположенных местах.
  2. Особенности организма пациента. Сахарный диабет и анемия, общее ослабление или дряблость мышц, пожилой возраст или раковая кахексия. Все эти факторы приводят к замедлению процессов заживления ран, создавая тем самым предпосылки для их несостоятельности. Сюда же отнесу длительные запоры – чтобы сходить в туалет, приходится сильно потужиться, а это опять же дополнительная нагрузка на швы.
  3. Не адекватное поведение пациента – не ношение бандажа, поднятие тяжестей в послеоперационном периоде, не соблюдение диеты. Всё-таки от прооперированного зависит никак не меньше, а зачастую и больше, чем от оператора. Особенно в послеоперационном периоде.

Чаще же всего играет роль сразу несколько факторов. Ниже расскажу две истории, когда я сталкивался с этим достаточно грозным и неприятным осложнением.

Первая история произошла в 2009 году, первый курс ординатуры. Мы тогда, большую часть времени находясь и работая в должности палатного врача в стационаре, иногда уходили на небольшие дополнительные циклы вне его – клиническая диагностика, трансфузиология и пр. Циклы эти проходили в других учреждениях – самой академии, станции переливания и так далее.

Вернувшись однажды после такого двухнедельного курса, я вновь приступил к обязанностям лечащего врача. Среди пациентов был дедушка, семидесяти с лишним лет, с опухолью пищевода. Ко всему прочему, он был еще и отцом нашей процедурной сестры. К сожалению, опухоль была не операбельна и уже достигла таких размеров, что полностью перекрыла просвет пищевода, проходила лишь вода. Поступил он в состоянии крайнего истощения – в том самом состоянии, в каком поступает подавляющая часть пациентов с его патологией. Причина тому удивительная стойкость русского человека, его нежелание обращаться к докторам и нерасторопность медицинской помощи, особенно на селе.

Чтобы он не умер с голода, мои коллеги установили ему гастростому - питательную трубочку в желудок. Через небольшой разрез в брюшной стенке и желудке в просвет последнего устанавливается достаточно толстая трубка, в которую специальным большим шприцем или через воронку заливается измельченная блендером пища. Естественно, о выздоровлении тут речи быть не может, зато удается избежать мучительной голодной смерти.

Состояние его улучшалось, и уже потихоньку готовились к выписке.

Обычно швы на передней брюшной стенке после операций снимаются на 7-8 сутки. Здесь же, учитывая возраст, истощение, наличие злокачественной опухоли – я ему решил их снять на 11-е. Вроде бы, с запасом.

Минут через двадцать после снятия швов я увидел какую то суету возле пациента. Санитарка обратила внимание на кровь на пижаме, и, подумав, что это носовое кровотечение, дала ему пеленочку и новую пижаму. Я же увидел, что в крови только повязка – носового кровотечения не было. Тихонько отодвинув повязку, под ней я увидел сквозной дефект в ране, вывалившийся сальник и в глубине петлю тонкой кишки. Представляете себе мое состояние – совсем еще неопытного и молодого парня, только закончившего институт и чуть не угробившего отца нашей медицинской сестры!

Срочно подав его в операционную, мы отмыли антисептиками вывалившиеся органы и вновь ушили рану. На этот раз швы были сняты гораздо позже – на двадцатые сутки и гораздо благополучнее.

Вторая история случилась двумя годами позже. В то время я работал в отделении со своим отцом, проходя на базе его отделения аспирантуру при кафедре хирургии.

Прооперировали пациентку с огромной послеоперационной вентральной грыжей. В операторах – заведующий, в ассистентах – мы с папой. Операция вроде бы прошла неплохо, но получилось большое натяжение. Почему то не стали закрывать дефект сеткой – обошлись своими тканями. Сейчас уже не помню всех подробностей. Но проведенной операцией все остались довольны.

Придя на следующее утро, нашли пациентку все еще на искусственной вентиляции легких. Выходить из наркоза и начать дышать самостоятельно она никак не хотела. Причина всему – синдром малого живота. Находящиеся раньше в грыже петли тонкой кишки теперь оказались там, где им было быть положено – в брюшной полости. И повысившееся там давление через диафрагму ограничивало экскурсию легких и влияло на органы кровообращения, не давая не привыкшему к этому организму приспособиться к новым условиям.

Нам не оставалось ничего другого, как распустить нашу пластику и ушить лишь кожу. Гладкий послеоперационный период. Швы с раны были сняты на 14-е сутки.

А дома в тот же вечер произошла эвентрация большого сальника. Это широкая и протяжённая по длине складка внутренностной (висцеральной) брюшины, между листками которой расположена рыхлая соединительная ткань, богатая сосудами и жировыми отложениями. 

Испуганная пациентка, увидев кровь на салфетке, позвонила папе, тот мигом поехал в больницу. Одновременно с ним приехала и сама пациентка. Вместе с дежурным хирургом она была экстренно оперирована. Тщательный туалет выпавших органов. Благо они не успели ущемиться и омертветь. Сальник помещен обратно в брюшную полость, рана ушита. На этот раз швы продержали очень долго – около месяца. И с гораздо лучшими результатами.

С тех пор, научившись горьким опытом, я всегда, даже после самых небольших операций, своим пациентам снимаю швы в два приема. В первый день снимаю через один и отпускаю домой. Оставшиеся швы снимаются через пару дней. Эта нехитрая методика дает лучше зажить ране и уменьшает риск эвентрации или несостоятельности рубца.

Надеюсь, статья показалась вам полезной и интересной – жду вашей обратной связи. Подписывайтесь на мой канал в Telegram.

Идет загрузка ...
Идет загрузка ...

Комментарии - 2

Идет загрузка ...

Напишите свой комментарий

Хотите стать нашим автором?

Если вам есть чем поделиться с нашими читателями и вы верите в свой писательский талант, напишите нам письмо по адресу: info@b-apteka.ru

Если вы узкопрофильный специалист, это также хорошая возможность рассказать о своих услугах и получить больше клиентов.

Истории из жизни, личный опыт, скандалы, интриги, расследования :)

Сейчас обсуждают

Ирина
16 октябрь в 13:21
Про последний пример мне еще в свое время рассказала репетитор алгебры, пожилая женщина. Утверждала, что намного лучше начала "работать голова". Так совет проверен))
Вспомнить всё: Как сохранить и улучшить память?
Тоня
16 октябрь в 09:17
Я вот тоже не согласна с гинекологом. Я тоже кстати врач, только не этой специальности - терапевт. На мой взгляд, целью статей на этом сайте является общее знакомство с тематикой. Здесь не нужно лезть в дебри - если в них начать лезть, то население начинает лечить и ставить диагнозы сами себе. А этого категорически нельзя допускать.
Стоит ли бояться бактериального вагиноза?
Настя
15 октябрь в 09:06
Очень милый ингалятор в виде кита)) Хочу такой же
Как правильно выбрать ингалятор от кашля?